Гостевая книга. Крайнее сообщение

  • Не угадать. От чего в душу вкрались сомнения Что то точит Как червь , или кошка когтями скребёт Что-... Далее...
    Автор: Кондаков Андрей

Авторизация

               |  
Главная
Ангелы уходят не прощаясь...
Виктор Лихачев   

***

    Вообще-то писатель был очень пассивным человеком, если считал, что ему достаточно поставить свечку в церкви, чтобы все в его жизни образумилось. Видимо, он зашел уже так далеко в другую сторону, что трех свечей по десять рублей каждая, было недостаточно, а потому черная полоса в его жизни продолжалась. Готовясь к отъезду, он снял со сберкнижки деньги, лежавшие на его счету. После писатель и сам не понимал, что заставило его разделить всю сумму на две части: одну положить в паспорт, спрятав его в кармане пиджака, другую оставить в сумке. Он шел домой, когда обгоняя его, буквально пробежал молодой человек, обронивший что-то на ходу. Писатель поднял это «что-то». Не сразу, но постепенно до него дошло, что он держит в руках приличную пачку денег. Прошла секунда, затем другая, и он стал искать пробежавшего, которого и след простыл: «Эй, молодой человек! Вы потеряли…» Неожиданно перед ним возник юноша, который зашептал: «Что кричишь, приятель? Давай разделим деньги этого лоха». Писатель собирался сказать: «Зачем мне эти деньги», но не успел: перед ним, как в сказке, вырос, словно из–под земли, тот самый растеряха. Правда, не один, а с тройкой накаченных мужичков: «Вы мои деньги не находили? – «Да вот они». – «Простите, но у меня были доллары». – «Откуда я знаю, что у вас было?» - «А вы можете показать содержимое вашей сумки?» - Да пожалуйста», - писатель еле сдерживал гнев.

   - Смотрите! – и он отдал сумку.

    Растеряха достал его пачку денег, словно внимательно изучая, затем вернул деньги рассвирепевшему писателю:

   - Простите.

    Они расстались, но не успел наш друг пройти и стони шагов, как услышал чьи-то всхлипы. Плакал паренек дет двадцати. Он стоял на обочине, по-детски вытирая слезы, льющиеся буквально рекой.

   - Что-то случилось? – остановился писатель.
   - Обво… обво… ровали!
   - Кто?
   - Не знаю! Я деньги поднял… они… они…по…подошли…
   - Ну и? – в сердце писателя стало тревожно. В романах это называется предчувствием. Оно его не обмануло. Правда, лучше не обмануло бы несколько раньше.
   - Мои деньги вернули… я посмотрел, а там… бумажки. Я в Москве три месяца вкалывал! – и слезы с новой силой полились из глаз незнакомца.

    Писатель полез в сумку и достал пачку денег, которую отдавал тому парню. Вверху лежала сотенная бумажка, внизу тоже, а посередине – аккуратно порезанная белая бумага. Неожиданно для себя он рассмеялся.

   - Вам смешно? – обиделся паренек.
   - Не обращай внимания. Сам такой. Сколько у тебя украли?
   - Семь ты… тысяч.
   - Надо же, у меня осталось десять. Бери семь, а это мне на дорогу.
   - Вы… вы мне даете деньги?
   - Нет, я отдаю долги.
   - Не… не по… понял.
   - Объясню потом. Бери деньги – и не будь ротозеем. Пока.

    А вечером… Вечером какая-то сила подняла с кровати писателя. И он впервые за много месяцев ощутил тот прекрасный зуд, о котором уже забыл. Захотелось увидеть чистый лист бумаги, захотелось что-то написать на нем – не потому, что надо, что кто-то ждет этих строк, а потому, что если он не выжмет эти строки из себя, то… Одним словом, в ту ночь писатель не уснул. Точнее, уснул где-то под утро. А на столе лежали исписанные листы. Это был рассказ, который назывался…



 

Фотографии


Уварово


Озеро в Дедлово


Дубненская библиотека


Поездка в Геленджик

Опрос

Любимый роман: